Места проживания
      Кутаисская губ., Сухумский у. (Абхазия, Гудаутский р.), Новый Афон 
      Год начала 1927 
      Месяц начала 2 
      Год окончания 1927 
      Владыка Аркадий уехал в район закрытого в 1924г. Ново-Афонского Симоно-Кананитского
      монастыря в Абхазии, жил в горах в скитах, встречался с подвижниками-монахами,
      которые скрывались в то время в пропастях и ущельях Кавказских хребтов.
      После известной Декларации митрополита Сергия (Страгородского) владыка Аркадий
      находился в тайной оппозиции митрополиту Сергию. Он критично отнесся к Декларации митрополита
      Сергия, но оставался в его юрисдикции.
      Владыка находился в единомыслии с клириками и прихожанами
      "Мечевского" центра умеренной оппозиции при храме свт.Николая на Маросейке
      в Москве, настоятелем которого после о.Алексия Мечева стал его сын о.Сергий Мечев.
      Официально не отделяясь от митрополита Сергия, они резко критиковали его,
      подавали прошения об увольнении на покой: воздерживались от возношения его имени
      за богослужениями.
      Епископ Аркадий был участником "Кочующего Собора" ИПЦ. Под канонами Собора записано от его имени:
           "Согласился, но подписать отказался".
      Продолжая жить на Кавказе и понимая, что он находится в розыске
      и в любую минуту может быть убит, носил под подкладкой сапога свою фотографию,
      чтобы в случае смерти люди могли узнать о его участи.
      Несмотря на то, что ему пришлось вести полулегальный образ жизни, Владыка
      продолжал поддерживать тесную связь и частую переписку с духовенством Полтавской епархии.
      Один священник Полтавской епархии (о.Александр) обратился к епископу с письмом,
      в котором заявлял, что отказывается от подчинения епископу Аркадию и митрополиту
      Сергию из-за Декларации, так как она, по его мнению, по существу есть измена православию.
      В ответном письме Владыка высказал свою точку зрения на настоящие события и
      и попытался убедить священника в ошибочности его взглядов, грозящих церковным
      расколом.
      Это письмо, без разрешения Владыки, было в несколько переделанном виде
      выпущено как "Послание Владыки Аркадия к Лубненской пастве", получив широкое
      распространение на Украине:
             "... И так положение Церкви тяжелое. Но как быть нам? Можем
              ли мы подчиняться тем первоиерархам, которые стали на опасный
              путь, ведущий Церковь Христову к новым великим страданиям?
              Прежде всего нужно хорошо уяснить себе то обстоятельство, что для
              Церкви Христовой не может быть большего зла, как раскол.
              Никакие гонения и насилия не могут нанести Церкви такой раны, как
              раскол. Раскол — это вечно ноющая, вечно мучащая Церковь рана.
              И горе тому, кто ее нанесет Телу Христову. Не даром св. Отцы говорили,
              что грех раскола не смывается даже мученическою кровью.
              Посему на церковный раскол с душевной болью можно идти тогда только,
              когда испробованы уже все иные пути и средства спасения верующих.
              Итак, мы ни в коем случае не можем чинить раскола.
              Мы должны стоять на страже чистого Православия и прилагать все
              возможные меры любви и обращения к совести тех, кто сознательно
              или бессознательно ведет Российскую Церковь к новому расколу.
              Мы не совершим раскола, но если увидим и уже видим и свидетельствуем,
              что нашими первоиерархами нарушается и попирается самый дух Православия;
              "легализованная Церковь" превращается в один из отделов "СОЧИ"
              (секретно особая часть при ГПУ); пастыри связываются неприемлемыми
              их совестью требованиями — тогда с сердцем, облитым кровью и
              слезами, мы должны встать на защиту истины и сказать:
                  "Архипастыри и пастыри: мы отходим от вас, ибо вы уже отошли
                   от правды Божией, вы создали новое направление в Церкви Божией...
                   От этого нового направления — от этого раскола, мы и уходим.
                   Грех же раскола лежит на вас".
             Но вы спросите: как же все это можно провести на деле?
             Кто должен взять на себя почин? Может ли это сделать
             каждый христианин? Когда и кто правомочен объявить верующим, что
             настал час разрыва с первоиерархом?
             Осуждать еретиков правомочна одна только Церковь.
                "Если Церковь преслушает, да будет же тебе яко язычник и мытарь" Мф.18,17.
             Выразителем же воли церковной является Собор.
             Но как быть в то время, когда Собору нельзя собраться?
             — Тогда суждение по поводу того или иного церковного явления
             произносят епископы. Их же суждения не есть еще окончательный приговор,
             но есть авторитетнейший голос в Церкви; они являются стражами Церкви и
             ими в междоусобный период управляется Христова Церковь.
             Следовательно и в настоящем деле, почин и решение принадлежат
             епископату...
             Епископы, видя нарушение духа и буквы канонов, в одиночку или
             группами, должны посылать свои протесты митр. Сергию, моля его свернуть
             с неправого пути.
             Если эти протесты не возымут действия, тогда они, согласясь между собой
             (можно и через посредство переписки), сообщают митрополиту Сергию,
             что они отселе не считают его уже Заместителем Патриаршего Местоблюстителя,
             осуждают взятое им церковное направление и отделяются от него.
             То же объявляется и всем верующим.
             С этого момента совесть духовенства и верующих становится
             свободной от всякого рода действий (приказаний, запрещений)
             митр.Сергия и состоящего при нем "синода".
             Отошедшая же от митроп.Сергия Православная Церковь может управляться
             одним из старейших иерархов, или, как это было во время заключения
             Патриарха ТИХОНА, каждая епархия самостоятельно своим архиереем.
             — Какую же роль во всем этом нести должны священники и верующий народ?
             — Судить и запрещать архипастырей они не могут;
             не могут они также без епископов отходить от епископата.
             Но это не значит, что они должны бездействовать.
             Как воины совместно с вождем, так и они, вместе с епископами
             должны бороться за Истину и защищать ее...
             Верующие, пока не пройдет опасность для Церкви, должны возбуждать в
             своих пастырях дух ревности, бодрствования и стойкости и всячески
             (духовно и материально) поддерживать их, дабы те безболезненно и
             право правили слово Истины.
             Молитесь же горячо за своих архипастырей и пастырей, возьмите на себя
             заботы об их семьях, дабы пастыри видели, что их семьи не будут
             нищенствовать без них, и тогда смело, с любовью, а когда потребуется,
             то и с настойчивостью, сообщайте ему мнения и суждения верующих
             по разным вопросам церковной жизни.
             Опираясь на ревность и любовь своей паствы и понуждаемый ею, пастырь
             будет истинным стражем православия.
             А это залог правого пути Церковного.
             — Есть еще и другой, менее болезненный путь. Так как митр. Сергий
             не есть Патриарший Местоблюститель, а только Заместитель Патриаршего
             Местоблюстителя Митрополита Петра Крутицкого и что заместительство
             он несет, как послушание нынешнему главе Российской Церкви
             Митрополиту ПЕТРУ, то для каждого ясно, что митрополит ПЕТР,
             когда угодно, может освободить митрополита Сергия от сего послушания
             и возложить оное на другого архипастыря.
             Точно также сами собой падают все права и обязанности митрополита
             Сергия, как Заместителя Патриаршего Местоблюстителя в случае смерти
             митрополита ПЕТРА.
             Вот те мысли, которыми считаю нужным поделиться с вами,
             моля Господа о Вашем умудрении и укреплении.
             Благословение Божие буди со всеми вами, братие. Аминь.".
      Это письмо было впоследствии поставлено ему в вину как "антисоветский документ"
      Киев 
      Год начала 1927 
      Год окончания 1927 
      Месяц окончания 4 
      Скитания и жизнь в тяжелых условиях, подорвали здоровье
      епископа, и он тяжело заболел. Болезнь застала его в Киеве во время одного из
      переездов. Его приютила в своем доме одна его духовная дочь, которая перешла
      жить к своей подруге, благодаря заботе ее и ее матери Владыка поправился, но
      оставаться в Киеве он не мог, полагая, что его разыскивает ОГПУ. Он не мог
      подвергать опасности людей, позаботившихся о нем
    Аресты
      Год ареста 1927 
      Месяц ареста 4 
      Вновь был арестован в апреле 1927г. и сослан в Казань
    Места заключения
      Казань 
      Год начала 1927 
      Год окончания 1928 
      Месяц окончания 3 
      Из ссылки бежал и нелегально поселился в Ленинграде

(c) ПСТГУ. Факультет ИПМ